Персоналии

Splendid Visions

В коммерческой пропаганде принципы непропорционально околдовывающих символов были поняты и оценены очень давно. У каждого пропагандиста есть свой отдел искусств, где постоянно совершаются попытки украсить рекламные щиты бьющими в глаза картинами, расцветить страницы журналов живыми рисунками и фотографиями. Вот только в рекламе не место шедеврам, поскольку шедевры воздействуют на ограниченную аудиторию, а коммерческая пропаганда рассчитана на подавляющее большинство. Для пропагандиста идеалом является умеренное совершенство. Тем, кто любит не слишком яркое, но достаточное яркое, серф-искусство может напомнить товар, с которым оно связывает свои символы.

После такого пассажа, становится очевидно, что безумная декада нашего века породила достаточное количество фотографов-пропагандистов, которые стали таковыми не по зову сердца и не по своему предназначению, но по каким-то другим, неведомым нам причинам.

Разумеется, есть и другие фотографы. Чистые и неиспорченные: творцы и мыслители, наблюдатели и созерцатели, чьи работы помогают зрителю приобрести новый визионерский опыт.

Один из таких антагонистов — Александр Муравьев, в чарующих фотографиях которого природа будто бы снова празднует примирение со своим блудным сыном — человеком. Она смыкается с ним в союз, порождая удивительное сочетание непримиримого…

Привет, Алекс! Пару слов о себе?

Привет! Мои «пару слов о себе» всегда превращаются в часовой рассказ о том, как стать фотографом в провинции. Но если попробовать кратко, то скажу так: “Я фотограф. Живу на периферии в 5 часах от Москвы и стараюсь снимать только то, что нравится. Катаюсь на досках, ищу вдохновение в хорошей музыке и любимой девушке (она же мой постоянный компаньон во всех приключениях)”.

С чего всё началось?

Наверное только сейчас, спустя много лет, я наконец-то могу ответить сам себе на этот вопрос. Всё началось с огромного желания жить в удовольствие, иметь высокую степень самовыражения и заниматься визуальным творчеством.

Для тебя фотография — это искусство или ремесло?

Для меня фотография, в первую очередь, — искусство. Однозначно сказать невозможно, так как с помощью фотографии я пытаюсь зарабатывать на жизнь. Я определил для себя золотую середину и дал слово вкладывать весь потенциал в каждую съемку. Развивать стиль можно как в скейт-, серф-фотографии, так и проецировать необычный для России визуальный опыт на семейные и даже свадебные съемки.

В твоих работах определенно есть стиль. Кто на тебя повлиял?

Спасибо за комплимент (смеется). 7 лет назад на меня повлиял свадебный фотограф из Королёва. Он выложил красивый закатный пост Шри-Ланки с рассказом о том, как приятно всю зиму встречать рассветы на пляже. А дальше закрутилось-завертелось: первые зимовки, знакомства с новыми людьми и иностранцами, которые сильно повлияли на мои взгляды своей простотой и открытостью.

Я часто вдохновляюсь творчеством других фотографов не только ради визуала, но и чтобы выйти из зоны комфорта, среди них — Лена Сонрие, Настя Соколова, Симон Фитц и Себастьян Занелла, при этом я понимаю, что каждый фотограф снимает так, как чувствует, пользуясь своим набором инструментов. Наверное так и строится мой стиль.

С какой техникой тебе нравится работать? Аналоговой или цифровой?

Вообще стараюсь не разделять фотографию на какие-то “лагеря”. Цель одна — снять то, что для тебя важно, притом так, чтобы зрители это поняли и даже ощутили схожие эмоции. А какие методы для этого используются — это уже загоны. Мне кажется, что вставлять CF карту в кардридер скоро тоже станет аналоговым движением. Особенно сильно я это ощутил, когда начал снимать на аналоговый Canon A2: с теми же стеклами, автофокусом и всеми цифро-аналоговыми фишками. Вот тут грань совсем начала стираться, поэтому пришлось искать ломо-камеру в аквабоксе. Так я познакомился со Snapsight, которая заставляет работать тебя только с композицией и светом… Рекомендасьон, короче!

Поговорим о черно-белой фотографии. Чем она привлекательна для тебя?

Как бы это не звучало банально — контрастом, и возможностью внести чутка драмы, ведь благодаря этому, разглядывая черно-белую фотографию, каждый человек сможет раскрасить ее у себя в голове так, как хочет.

Как ты готовишься к съемкам? С чем приходится иметь дело во время съемочного процесса?

Вайб — мое всё. Главное — идти на съемку морально подготовленным. Встречал людей, утверждавших, будто бы во время творческого процесса я вступал в какой-то энергетический поток. В сверхъестественное я не верю, но во время съемок чувствую себя именно так. Остальное — прагматичный подбор камер, стекол, технических и композиционных приемов на сегодня. К тому же у меня есть одна особенность. Я рисую раскадровку почти на все съемки. Это помогает мне представить результат до съемки и комбинировать новые техники с новыми ракурсами.

Какой ракурс ты считаешь наиболее выразительным во время съемок серфинга?

А разве нужно выбирать? Серф-фотография развивается, открывая всё больше возможностей выбирать ракурсы и приемы, и всё меньше ограничивая фотографов в реализации своих идей.

Часто приходится выбирать между катанием и фотографией?

Постоянно мучаюсь из-за вечных торгов — встречать рассвет, сидя на споте в ожидании волны, или снимать этот же рассвет и радоваться за каждого райдера взрывающего волну. Приходится договариваться с собой, но оба процесса мне в кайф — так что я везде победитель!

Каким ты видишь сегодняшний день отечественного серф-фотографа? Всё ли так хорошо, или есть в нем надежды на лучшее завтра?

Пока есть ощущение, что серфинг в России доступен ограниченной группе людей. В серф-лагерях одни и те же лица, фильмы снимают 1-2 режиссера, да и райдеров можно на пальцах пересчитать.

А культура, как мне кажется, возникает при массовом вовлечении, когда появляются истории, традиции, проблемы и их решения, большое количество документальных фильмов. Так формируется серф-фолк, на основе которого у людей вместе с любовью к доскам воспитывается уважение к океану и природе. Такое будущее я и желаю отечественному серфингу.  

Тема серфинга и искусства необъятна, и написанного в этом интервью слишком мало, чтобы в полной мере исследовать проблему, но, по крайней мере, во время беседы с Алексом нам удалось коснуться многих аспектов. Каждый аспект, возможно, выглядит упрощенным в онлайн-изложении; но в сумме эти последовательные упрощения складываются в общую картину локального серфинга, которая, как мы надеемся, дает некое представление о невероятной сложности катания и серф-фотографии.

Интервью у Александра Муравьева взял Иван Флоренс.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *