Культура

The Kros

С 12 по 24 октября Beat Weekend подарил Москве и онлайн-зрителям немало удовольствия от просмотра документальных фильмов. В рамках фестиваля транслировались российские и зарубежные киноленты, посмотреть которые можно было не только в “Октябре”, но и на КиноПоиске HD. Выбрав удобный для себя вариант, наш контрибьютор отправился в кинотеатр на Арбате, чтобы посмотреть необычный во всех смыслах этого слова картину под загадочным названием “Крос”, а заодно и побеседовать с её режиссером — Глебом Середой.

Незадолго до похода в кинотеатр я бегло прошелся по строкам описания фильма “Крос”. Судя по тексту, 52-минутная лента обещала быть интересной. “Атмосферный гибридный фильм о двух скейтерах” — именно так начинался опус фильма, который продолжился весьма размытым, но всё же, занимательным содержанием, вроде “Двое подростков ежедневно встречаются, чтобы кататься на скейтах, гулять и делиться друг с другом переживаниями. Но очередная прогулка незаметно для друзей превращается в путешествие далеко за пределы города в поиске нового опыта”, заинтересовал меня. Трансцендентально, не правда ли? — задал я вопрос самому себе, — надо бы сходить и посмотреть что к чему, — продолжил мой внутренний голос.

Обычно, когда я хочу приобрести новый визионерский опыт, я освобождаю свое тело и разум от затуманивающих веществ, дабы трезво и объективно оценить то или иное творение рук человеческих, хоть и признаю себя позитивистом. Но, забегая наперед, я понял, что совершил ошибку, зайдя в зал “чистым”. Тем не менее, имея опыт работы в кинематографе, я, в первую очередь, стремлюсь оценивать фильм по сюжету. Если быть точнее — по его сценарию. И вот, оказавшись зажатым другими зрителями на четвертом ряду темного зала, я жадно впился глазами в экран, пытаясь разглядеть в нем хоть что-то отдаленно напоминающее фильм, снятый по всем канонам “Тысячеликого героя” Кэмпбелла. Что происходило дальше — я не скажу, — лучше посмотрите фильм “Крос” сами, однако перед просмотром вам следует знать, что степень моего негодования превзошла все ожидания. Будучи человеком терпимым и терпящим, я, признаюсь, всё же не смог досмотреть фильм до конца. Что-то во мне протестовало, бурлило и требовало свежего воздуху. Лишь потом, пару дней спустя, я понял, что же на самом деле потерял, поэтому решил воспользоваться случаем позвонить Глебу и поговорить с ним о фильме, который, к сожалению, я так и не понял.

Глеб, расскажи, пожалуйста, про фильм “Крос”. Можно ли считать его завершенным?

Мы начали писать сценарий к фильму в далеком 2012 году. К съемкам приступили в 2013. По-сути, фильм “Крос” — моя первая самостоятельная работа после учебы на режиссерском факультете. Мы снимали его так, как хотелось; так, как нам нравилось. И затянувшаяся эпопея с выходом ленты связана с тем, что мы учились на своих ошибках. Изначально задумка с фильмом выглядела иначе, вот только, к сожалению, нам не удалось всё реализовать по первоначальному плану, и тем не менее… вместе со съемочной группой я решил выпустить фильм в том виде, в каком он получился.

Мы начали писать сценарий к фильму в далеком 2012. К съемкам приступили в 2013. По-сути, фильм “Крос” — моя первая самостоятельная работа после учебы

Как так получилось, что на производстве фильма ты занимал сразу несколько должностей?

Помимо режиссерской работы, мне пришлось самостоятельно продюсировать фильм, заниматься монтажом фильма и писать для него сценарий, хотя, конечно, мы снимали самую что ни на есть настоящую импровизацию. На самом деле так произошло “по умолчанию”. Просто когда снимается независимое кино, то, конечно, приходится быть вовлеченным во все процессы съемок. Находясь “в потоке”, зачастую создатели фильма не обращают внимания на “профессии” и “зоны ответственности”, стараясь по максимуму вложиться в производство фильма.

Говорят, что черновой монтаж фильма равнозначен финальной версии сценария, а финальный монтаж — законченному сценарию. Как часто условный сценарий “Кроса” претерпевал изменения?

Мы вырезали многие сцены, в результате чего у фильма получилась совсем другая концовка. Не знаю, хорошо ли это, или плохо, но время и регулярный просмотр отснятого материала давали четкое понимание того, что нам необходимо доснять некоторые сцены. Весь материал, как будто живой, обладающий душой, подсказал нам как лучше завершить фильм, сохранив его первоначальную идею. К тому же, следует учитывать и наши творческие порывы, по-сути ставшими трансформирующей силой, которые придали жизнь некоторым сценам.

Тебе понравилось то, что вы сняли? Или ты считаешь, что можно было что-то показать иначе?

Безусловно у фильма есть технические недостатки. Некоторые сцены я бы переснял. Например, сцены, в которых актер из-за потерянной кепки был вынужден сниматься в другой. В будущем я бы наверняка предотвратил такие моменты, когда актеры забирают с собой реквизит.

Весь материал, как будто живой, обладающий душой, подсказал нам как лучше завершить фильм, сохранив его первоначальную идею

В этом нет ничего страшного. Достаточно вспомнить “Новую надежду” 77 года, которую Джордж Лукас, как и другие части первой трилогии “Звездных войн”, регулярно обновлял, используя современную анимацию и графику. Мне кажется, что настоящий мастер регулярно возвращается к своим работам. Для него это всё-таки важно, как минимум для того, чтобы анализировать и переосмысливать свое творчество.

К нечто подобному и можно отнести сцены с потерянной кепкой. Тогда я снимал по какому-то наитию, находясь в творческом порыве, но что-то менять глобально в “Кросе” я бы не стал. Это пережитый опыт, и, исходя из него, следует просто идти дальше, иначе получится больной перфекционизм.

Местами “Крос” напоминал картины “1917” и “Бёрдмэн”, хотя, учитывая тот факт, что они снимались гораздо позже твоего фильма, это может звучать несколько странно. Но! Я точно подметил, что у “Кроса” и “Монстро” 2008 года есть нечто общее. Как минимум это относится к концепции фильма, заключавшейся в как бы реальной съемке людей, попавших в критическую ситуацию со всеми вытекающими — дрожащей камерой и чрезмерным использованием ракурса “через плечо”.

Ха. Интересное наблюдение. Я точно могу сказать, что во время съемок мы опирались на “Вход в пустоту” Гаспара Ноэ, однако такого я еще не слышал! Передам твои слова оператору, надеюсь, ему понравится, ведь нашу картину еще не сравнивали с “Монстро”. Круто, что ты заметил нечто схожее с американским фильмом.

Кстати, еще я обнаружил некоторую схожесть со “Сталкером” Андрея Тарковского. Некоторые художественные приемы и сцены “Кроса” как будто являются прямой отсылкой к работе маэстро. Тебе так не кажется?

Вообще, мы всё брали из головы. В студенческие годы мне нравился Тарковский, но его работы мы не использовали в качестве образца, даже не разговаривали о нем. Возможно такое сходство связано с тем, что съемки фильма происходили на постсоветском пространстве. К тому же, когда мы взялись за съемки, в то время в искусстве произошел постсоветский Ренессанс, и многие киноделы не оставили эту тенденцию без внимания, пытаясь переосмыслить творчество Андрея Арсеньевича.

Интересно. Предлагаю перейти от возвышенного к простому. Опираясь на свой богатый опыт, я бы не назвал “Крос” скейтерским фильмом. “Шрамы Али Булалы” — да, но “Крос”… в нем нет даже ни одной партии, или хотя бы зрелищного лайна. Каким образом в центре сюжета оказались скейтеры? И почему именно они?

Вообще всё началось с того, что еще до съемок я тусовался с актерами. Мы постоянно где-то бродили, а они, к слову, всё время брали с собой доски и катались, что, собственно говоря, и отразилось на задумке фильма. Только потом я понял, что катание на скейте можно назвать не чем иным как “погружением в себя” и изучением пространства вокруг себя. Такая ассоциация помогла нам использовать образ скейтеров для того, чтобы проанализировать психологию персонажей, с которыми происходит путешествие-импровизация; но, отмечу, что это фильм не про скейтбординг.

Интересная задумка. В чем, на твой взгляд, состоит главное послание фильма?

После просмотра фильма каждый открывает для себя что-то новое и непохожее. Для меня же месседж фильма звучит примерно так: “Поди туда — не знаю куда, принеси то — не знаю что”. И вот само это путешествие и меняет персонажей фильма. У меня не было конкретной цели передать смысл фильма, скорее — ощущения персонажей. Особенно сильно это видно в концовке, которую можно считать открытой. Она заставляет зрителя нервничать. Возможно, кто-то подумает, что всё это игра разума, а кто-то — что Митяй действительно пропал. И вот это интересно.

Катание на скейте можно назвать не чем иным как “погружением в себя” и изучением пространства вокруг себя. Такая ассоциация помогла нам использовать образ скейтеров для того, чтобы проанализировать психологию персонажей, с которыми происходит путешествие-импровизация

Да, когда я смотрел эту сцену с исчезновением, то почувствовал панику и сбежал из зала. Как по-твоему должен заканчиваться фильм?

Мне кажется, Митяй существовал. И кажется, что он исчез. Но не просто исчез, а слился с тем местом, куда они ушли. Как будто смешался с туманом. В конце мне хотелось показать, что оставшийся герой, выйдя в залитое солнцем поле, получил новый опыт, что в результате путешествия он очистился, бросив скейтборд в реку, прошел обряд инициации и начал жить с этим опытом иначе.

На этом вопросе мы решили закончить. Я поблагодарил Глеба за интересную беседу и отложил трубку в сторону. После часового разговора мое пересохшее горло требовало вина, а сидящий внутри меня визионер — пересмотр фильма. Дабы очиститься, дабы пройти инициацию и получить новый опыт, возможно инфернальный, а возможно и духовидческий, — не важно. Главное, что с приобретенным, а точнее говоря, — с переосмысленным опытом я наверняка перестану жить прежней жизнью, за что и говорю Глебу и всей съемочной команде и актерам фильма: “Спасибо!”

Интервью с Глебом Середой подготовил Иван Флоренс

Смотрите фильм “Крос” в онлайн-кинотеатре КиноПоиск HD

Благодарим Полину Галинскую и команду Beat Film Festival за предоставленные фотоматериалы

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *